Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:36 

Noblesse Kink
Т2-16. Франкенштейн/Тао. Мастер принимает решение вернуться в Лукидонию и поручает Франкенштейну стереть все воспоминания о них двоих. Он давно хотел Тао, поэтому решает заняться сексом напоследок. После этого понимает, что не может расстаться с Тао. А+

@темы: Frankenstein, Tao, Второй тур, не выполнено

URL
Комментарии
2012-02-22 в 15:15 

Предупреждение: Неполное соблюдение заявки.


- Франкенштейн...
- Да, Мастер.
- Нам пора возвращаться.
- Как скажете, Мастер.

Они собирались в Лукидонию вслед за Сейрой и Регисом. Франкенштейн ускорил программу развития модифицированных, наметил дату отъезда и в срочном порядке закрывал текущие дела. Оставалось три дня до их с Мастером ухода, и Райзел настоял на том, чтобы он, Франкенштейн, позаботился стереть память о встрече с ними не только школьникам, но и охранникам.
Он так и сказал: "Люди не должны помнить ничего, связанного с ноблесс".

- Тао, ты не мог бы зайти?
Когда ты вот-вот собираешься исчезнуть, многое становится очевидным. Френкенштейну нравился этот живой непосредственный мальчик, любитель компьютеров и открытой одежды. Всегда нравился, с самого первого его появления в доме. Такой тип внешности привлекал, отдаленно напоминал ему Райзела. Но если Мастеру хотелось поклоняться, то Тао своим видом вызывал желание себя присвоить. Приглашая его в комнату под предлогом неработающего компьютера, Франкенштейн не знал, как отреагирует хакер, но надеялся хотя бы на вежливое согласие. Что-то подсказывало ему, что бурных протестов точно не будет.
Полумрак, разобранная постель, небрежно брошенный на ней ноутбук, все было продумано. Однако, Тао не стал садиться на кровать, а опустился на пол рядом.
- Провод отключился.
- Что?
Франкенштейн сделал вид, что не сразу понял, о чем идет речь. Прозрачный шнур в руках парня, до того собственноручно вынутый ученым из разъема, рыбкой скользнул на свое законное место.
- Да, провод, точно. Как я не заметил...
Франкенштейн неприкрыто разглядывал Тао. Его длинные красивые пальцы, узкие ладони, тонкие запястья. Хрупкое тело. Модифицированное и все равно уязвимое.
Он невесомо тронул хакера за плечо и тот замер от прикосновения. Догадался, не поднял глаз, но задержал дыхание. Слова потеряли свою ценность, но необходимо было что-то сказать.
- Мне не хочется тебя принуждать...
- Я понимаю.
Он понимал, уже неплохо.
Франкенштейн поймал парня за подбородок и слегка приподняв провел пальцем по губам. Взгляд у Тао был отрешенный. В огромных зрачках отражался свет ночника.
- Пойдем.
Уводя Тао в ванную, Франкенштейн не заметил за своим гостем нервозности, хотя было заметно, что парень не может определиться с тем, как себя вести.
- Помочь тебе раздеться?
- Не надо. Я сам.
Тао сглотнул и принялся стягивать с себя одежду, будто под гипнозом. За то чтобы узнать, о чем он сейчас думает, Франкенштейн без колебаний отдал бы что-нибудь ценное.
От любых прикосновений Тао напрягался, словно ждал удара. Обычно веселый, болтливый и улыбчивый, сейчас он был непривычно серьезен и молчалив, но при этом сильно возбужден. Франкенштейн подошел вплотную, нежно погладил по щеке. Тао немного дернулся, но не отстранился. Эта напряженная послушность заводила Франкенштейна сильнее, чем он ожидал.
Поставив парня под душ, Франкенштейн принялся мягкими движениями намыливать стройное тело. Было заметно, что Тао получает удовольствие от таких ласк. Он прикрывал глаза и двигался навстречу рукам. Осторожно, опасливо, видимо не веря в то, что с ним происходит. Прикасаться к его обнаженной гладкой коже было приятно. Вдвойне приятно от того, что прикосновения нравились партнеру. Немного расслабив Тао таким образом, Франкенштейн накинул на него халат и положив ладони на плечи. Слегка надавил, вынуждая опуститься на колени. Объяснять, что нужно делать дальше, не понадобилось.
Рот у Тао был горячий и нежный. Старательно вылизывая языком член, руками он мягко поглаживал Франкенштейна по бедрам. Блондин пару раз резко двинулся навстречу, задавая темп. Тао послушно стал двигаться быстрее. Ощущения были приятными, но недостаточными. Хотелось большего и обоюдного удовольствия. Подняв парня с колен, он мягко подтолкнул его в комнату.
- Иди в постель, я сейчас подойду.
Тао кивнул и застыл у кровати. Франкенштейн тем временем закрыл дверь с внутренней стороны.
- Что же ты стоишь? Ты так совсем замерзнешь, ложись.
Тао повиновался. Все это время он упорно прятал взгляд, но как только Франкенштейн лег с ним рядом и их глаза встретились, в неестественно расширенных зрачках Тао было легко прочитать желание и муку, неверие, страх и мольбу. Блондин не смог сдержать усмешки, ему было ведомо знание не только о том, как заставить человеческое тело страдать, он еще в совершенстве умел доставлять удовольствие. И не только себе.
Хриплые сдавленные стоны и выгибающийся в его руках мальчишка были очередным подтверждением не забытых им знаний.
Кощунственно было бы называть их взаимодействие сухим словом секс. Нет, это было настоящее искусство любви и Франкенштейн жадно делился своими умениями с почти терявшим сознание Тао.
Было хорошо. Стоны мешались со всхлипами, ласки сменялись почти грубостью. Было жарко и страстно. Но ни одна страсть не длится вечно. Люди, даже самые выносливые, рано или поздно устают.

Черные шелковые простыни и белое тело, расслабленное, теплое. Черные жесткие волосы, разметавшиеся в беспорядке и белая прядка. Ожившая графика в его постели.
- Отдыхай, - погладив Тао по плечу, Франкенштейн включил компьютер и продолжил прерванную работу. Предстояло закончить еще множество дел.
Тао ткнулся лицом ему в шею, шепнул немного виновато.
- Я думал ты жестокий... Сейчас ты совсем не похож на себя.
Франкенштейн печально улыбнулся и по-хозяйски потрепал по макушке льнувшего к нему хакера. Оставалось два дня. Всего два.

Дни пролетали как миг, занятые заботами. Директор то и дело ловил себя на мысли, что слишком ждет ночных визитов Тао, любое прикосновение к которому вызывало теплую волну внутри. Каждое их соитие было как последний раз.
Он сравнивал хакера с предыдущими любовниками. Все они были хороши, многие великолепны, но похожих на Тао не было.
Желали Франкенштейна всегда и очень многие. В большинстве женщины, но и мужчины не были редкостью. Из всех удостаивались чести оказаться в одной постели единицы. И Франкенштейн никогда не ошибался в своем выборе. Тао также не стал исключением, но был намного выносливее своих предшественников. Может, все дело было именно в этом?
Франкенштейн старался не думать слишком много на данную тему, но всякий раз глядя на часы, он обреченно понимал как мало осталось времени до того момента, когда нужно будет прощаться. Навсегда.
И это утро наступило слишком быстро.

Обойдя комнаты Такео и М-21, и вколов обоим нужный препарат, директор вернулся к себе. Остановившись у постели, он разглядывал мирно спящего Тао.
Парень сладко посапывал во сне и улыбался. На мгновение Франкенштейн представил, как Тао будет улыбаться также во сне, но кому-то другому. В сердце досадно кольнуло. Он своими руками должен стереть воспоминания о себе. Вот только самому забыть эти последние дни будет не так просто.
- Франкенштейн? - голос Райзела, доносящийся от двери, вывел из задумчивости.
- Мастер, я не могу. - Признался ученый и еле слышно повторил. - Не могу...
Теплая ладонь легла на плечо. Безграничное сочувствие и всепонимание обволокло, будто кокон.
- Я подожду тебя в гостиной.
Франкенштейн кивнул, ему было чуть-чуть стыдно перед Мастером, и не хотелось заставлять его ждать. Он последний раз погладил Тао по щеке. Провел, едва касаясь пальцами по губам, невесомо коснулся их своими и решительно сделал необходимый укол.
Все, больше его ничто не держало. Мастер ждет, а все остальное уже в прошлом…

URL
   

Noblesse Kink Fest

главная