04:39 

Noblesse Kink
Т1-28. Шинву/Юна/кто-то третий на усмотрение автора (мужского пола). Шинву и Юна встречаются, но никак не могут рискнуть заняться сексом. Помощь со стороны - раскрепостить, напоить, подмешать афродизиак, что угодно. Секс на троих, в процессе которого Юна преображается, ей нравится с двумя, а Шинву пробует и с девушкой, и с мужчиной.

@темы: Suh Yuuna, Han Shinwoo, выполнено, Первый тур

URL
Комментарии
2011-08-07 в 17:20 

третий персонаж Франкенштейн, ООС персонажей
сумбурно выписанная сцена секса, которая занимает большую часть текста

Если живёшь вот уже несколько сотен лет, то можешь с уверенностью говорить, что знаешь людей. Франкенштейн, конечно, тоже был человеком по происхождению. Однако когда живёшь с людьми вот уже несколько сотен лет и видишь одну и ту же мерзость на протяжении всей жизни — хочется чего угодно, кроме как быть одним из них.
Франкенштейн быстро понял, что люди слишком примитивны — как по строению, так и в плане интеллекта. Ведомые исключительно низменными инстинктами, они могут всю жизнь жить в своей норке, даже не задумываясь о том, что за её пределами тоже есть жизнь. С детства они сами загоняют себя в какие-то смешные иллюзорные рамки, а преступление их границ считают смертным грехом. Ну не глупость ли?
Единственной чертой, всегда роднившей Франкенштейна с человечеством, был здоровый эгоизм. Доброта, щедрость, безотказность — таких понятий для него просто не существовало. Конечно, он мог улыбаться и даже делать вид, что всё как раз наоборот. За многие поступки его считали человеком широкой души.
Наивные.
Ни разу в жизни учёный не делал того, что не принесло бы ему выгоды. Конечно же, самой важной целью всегда было одобрение мастера — уж его желания всегда исполнялись беспрекословно, будь то спасение безмозглых детей или противостояние Лорду. Однако были и такие вещи, которые мастера на самом деле волновали слабо. Например, судьба трёх жертв научных экспериментов. Не будь они таким интересным для исследования материалом — гнить бы им сейчас на какой-нибудь помойке.
Но им повезло, и теперь они считают Франкенштейна своим благодетелем. И отлично — значит, на всё согласны из благодарности. Отличное стечение обстоятельств.
Только от этих надоедливых детей пользы никакой не было, одни расстройства. Знали бы они, что добрый директор Ли мысленно проделывает с каждым из них за каждую крошку на идеально-чистом ковре. Он бы и рад воплотить эти желания в жизнь, но вот незадача — чем-то эти оболтусы приглянулись мастеру. И всё, ничего-то с ними сделать нельзя. Только терпеть.
Но… если мастер не узнает, то оно и не считается, ведь правда?
К тому же, Хан Шинву сам пришёл к директору за советом. Наивный мальчик. Изображая живейшее участие, Франкенштейн терпеливо выслушал все его мальчишеские проблемы. Вернее, одну проблему в нескольких вариациях. Видите ли, они с этой девчонкой — Су Юной — уже очень давно встречаются, но дальше держаний за ручку их отношения не зашли и за полгода. Не будь необходимости играть роль доброго парня, Франкенштейн рассмеялся бы в голос.
В принципе, он и мысленно вполне может это сделать. К тому же, полчаса терпения должны были окупиться в двойном размере. В светлой голове учёного этот план родился сразу же, как только рыжий мальчишка переступил порог его кабинета.
Почему бы и нет, как говорится? И им понравится, и Франкенштейн наконец-то душу отведёт.
— Я считаю, что вам просто нужно об этом поговорить. В сексе нет ничего плохого, и вы уже достаточно взрослые люди для этого, — сказал директор, с удовольствием наблюдая, как лицо мальчишки заливает бардовый румянец. Взрослые они, как же. — Вы ведь с Юной наверняка не говорили об этом?
Шинву помотал головой:
— Я пытался как-то… намекнуть, но она сразу же смущается, и просит не говорить об этом, а иногда и злится. Я боюсь, что она посчитает меня извращенцем и захочет расстаться. А я ведь люблю её, понимаете?
— Понимаю, — соврал мужчина. — Но ты зря так о ней думаешь. Я, конечно, не знаю, что это были за намёки, но, думаю, если она до сих пор с тобой, то по такой простой причине расставаться с тобой не захочет.
Шинву был красным уже, кажется, с ног до головы. Странный ребёнок — сам пришёл, сам завёл этот разговор, а теперь ведёт себя так, словно к нему в тёмном переходе пристали.
Франкенштейн понял, что начинает закипать. Мальчишка раздражал, а его смущение и подавно.
— Думаю, сами вы поговорить об этом не сможете. Я хочу помочь вам, Шинву, — сказал он тоном, не терпящим возражений. — Вы очень хорошие дети, и я вижу, что вы действительно любите друг друга. Вам просто нужно немного смелости. И вот в этом заключается моя помощь вам: если вы решите поговорить о том, что вас волнует, в моём присутствии, то я могу помочь вам разобраться друг в друге и в ваших отношениях.
Шинву просиял.
— Вы правда поможете, директор?
— Ну конечно же, — Франкенштейн одарил его сияющей улыбкой. — Приходите с Юной сюда после занятий.
Мальчишка вскочил, схватил его за руки и принялся яростно их трясти.
— Спасибо! Ох… спасибо вам большое, директор Ли! Я… я просто не знаю, как вас и благодарить… Вы такой замечательный человек! Мы придём после занятий.
Когда дверь за ним захлопнулась, Франкенштейн наконец-то дал волю чувствам. Конечно, в лице он не изменился, но настенное бра за его спиной лопнуло, разлетевшись стекляшками по всему кабинету.
«Ну что же, детишки. Повеселимся. Я вам припомню каждую обёртку от чипсов».
Как славно, что мальчишка сам к нему пришёл. При таком раскладе мастер уж точно ничего не заподозрит. Главное только не сильно увлекаться, иначе стёртые воспоминания могут его насторожить.

Шинву с Юной пришли даже немного раньше, чем рассчитывал Франкенштейн. Он ещё раз подивился степени их доверия. Сами запрыгнули в звериную пасть и рады.
От девочки разило страхом. Похоже, она до последнего момента была против этой идеи. А вот мальчишка был почти что счастлив. Он уже давно мечтал о сексе, и сейчас был уверен, что уже совсем скоро это, наконец, случится.
Никакого труда не составило бы просто заставить их, но Франкенштейну надо было соблюдать осторожность. Как бы это ни было неприятно, но детей надо подвести к процессу так, чтобы они считали, что это их собственное решение.
— Угощайтесь, — директор поставил перед ними две чашки чая и себе взял одну.
Шинву и Юна потянули руки к одной и той же чашке, и тут же отдёрнули. Мужчина демонстративно отпил из своей, и ребята последовали его примеру. Им всё ещё было немного страшно. Глупые дети.
— Ну что же, — Франкенштейн решительно отставил чашку и чуть наклонился к собеседникам. — Не вижу смысла ходить вокруг да около. Давайте поговорим о том, что вас волнует. Меня стесняться не нужно, я только хочу вам помочь.
Совсем маленькое внушение, почти незаметное. Просто импульс, передающий желание сказать правду. Шинву как всегда рванулся в бой не думая:
— Мне нравится Юна, я её люблю. И мне хочется большего, чем просто за ручки держаться. Намного большего.
Юна вздрогнула и сказала через силу:
— Я тоже… мне тоже Шинву нравится очень. И я не против, если ему захочется большего. Просто… он никогда не показывал. То есть, он говорил, но я ждала, когда он сделает первый шаг…
Она окончательно смутилась и склонила голову к коленям. Франкенштейн удовлетворённо хмыкнул.
— Так за чем же дело стало? Ты видишь, Шинву, твои волнения оказались напрасными. Так что ты можешь поцеловать её, чтобы убедиться, что она не оттолкнёт тебя, и что ей не будет неприятно. Ведь так, Юна?
Девушка кивнула, всё ещё не в силах поднять взгляда. Мальчишка тут же воспользовался моментом. Он придвинулся к Юне, обнял за плечи, приподнял её лицо за подбородок и поцеловал. Сначала всё ещё несмело, словно пробуя губы девушки на вкус. А когда понял, что она не сопротивляется — дал волю чувствам. Через несколько секунд они уже позабыли, что находятся в кабинете директора, и что он с живейшим интересом наблюдает за их поцелуем. Шинву приобнял Юну за талию и мягко опустил на диван. Она, тяжело дыша, хваталась за рукава его пиджака и непрестанно облизывала губы. У обоих в глазах горело желание. Похоже, даже если бы Франкенштейн сейчас попытался их разнять, они отмахнулись бы от него, словно от назойливой мухи.
Хотя, конечно же, у него и мысли такой не возникло бы. Напротив — он поудобнее устроился в кресле и начал с интересом наблюдать, как изобретённый им лёгкий афродизиак начисто лишил подростков смущения, обнажая давно скрываемые намерения.
А детишки времени даром не теряли. Стянув с себя пиджак, Шинву пытался расстегнуть рубашку девушки, но пальцы его не слушались. Наконец, потеряв терпение, он рванул одежду на груди. Послышался треск рвущейся ткани, мягкий стук запрыгавших по полу пуговиц. Мальчишка, похоже, очень долго ждал. Со стороны даже могло показаться, что он пытается изнасиловать девушку — настолько жёсткими и резкими были его движения. Но Юна даже и не думала сопротивляться. Пока Шинву освобождал её от одежды, она подобралась к его штанам, расстегнула ремень и запустила руку внутрь. Мальчишка сдернул с неё бюстгальтер, обнажая упругую девичью грудь. Юна вздрогнула и провела пальчиками по его члену.
Оба тяжело дышали, глядя друг другу в глаза. Произошло странная заминка — словно они опять не знали, что дальше делать.
— Ну что же ты, Шинву? — с улыбкой спросил Франкенштейн.
Он поднялся с кресла, подошёл к дивану, опустился перед подростками на колени. Юна едва заметно вздрогнула, когда тёплая ладонь опустилась на её грудь.
— Смотри, мой мальчик, нужно двигать рукой нежно, но в то же время уверенно. Твоей девушке не должно быть больно, но она должна чувствовать силу твоих прикосновений.
Словно подтверждая его правоту, девушка чуть слышно застонала, выгибаясь навстречу директору. Шинву опустился над ней и обхватил губами сосок на второй груди, накрыв ладонь мужчины своей, словно упрашивая его остаться с ними подольше. А Франкенштейн и не собирался их оставлять. Подавшись чуть назад, он стянул с Шинву штаны, с удовольствием отмечая, что Юна не такая уж неумёха — её пальчики очень уверенно ласкали возбуждённый член парня, словно она делает это каждый день по нескольку раз. Однако ей ещё было, чему учиться. Обхватив ладонью её пальчики, директор уверенно направил её руку двигаться вверх-вниз, вверх-вниз, пока Шинву не начал при каждом движении сдавленно стонать.

URL
2011-08-07 в 17:20 

А мальчишка времени даром не терял. Пока Франкенштейн учил его подружку двигать руками, он решительно стянул с девушки трусики и провёл кончиком пальца между ног. Юна, дрожа всем телом, подалась вперёд, обхватила Шинву ногами за талию. А вторая её ручка тем временем нащупала член директора через брюки.
«А девчонка-то совсем не так проста», — поразился Франкенштейн, с готовностью присоединяясь к любовной игре своих учеников.
Он удивлялся самому себе. Всё шло не по плану. Он должен был стать ведущим в этой игре, должен был подчинить детей себе, возможно, даже унизить. Но вместо этого повёл себя как мальчишка, возбудившийся от подсматривания за девушками в бане. Этому находилось только одно объяснение: очевидно, он по ошибке добавил свой препарат и в свою кружку. Иначе с чего бы неумелые ласки неопытных детей казались ему верхом наслаждения? С другой стороны — чтобы он ошибся? Странно, очень странно…
На диване для троих было уже слишком мало места, поэтому они перебрались на мягкий ковёр.
Шинву оказался на удивление нежным любовником, а вот девочка — очень страстной и требовательной. Она сама притянула к себе Франкеншейна так, чтобы было удобно ласкать горячим ртом его член и в то же время двигать попкой навстречу толчкам мальчишки. Юна вообще сама всё делала за обоих, подстраивалась под них так, чтобы всем было удобно и приятно. Франкенштейна наблюдение за сексом подростков возбудило даже больше чем минет. Он как завороженный смотрел на то место, где соединялись их тела, не в силах отвести глаз. Всё-таки, первые двадцать лет жизни у человека самые насыщенные. Ещё не пресытившиеся сексом, Юна и Шинву отдавались друг другу с таким рвением, словно это было последнее, что они могли сделать в этой жизни. А директор Ли оказался просто невольным участником, которого случайно затянуло в этот водоворот.
Но он не мог сказать, что его это не устраивало. Дети были почти невинными, им было интересно экспериментировать. Они ничего не умели, не знали толком, как доставить друг другу удовольствие, но всё компенсировалось страстным желанием это сделать.
— Директор Ли, — простонала Юна, пребывая почти в полузабытьи, — пожалуйста… я хочу вас обоих…
Повинуясь этой простой просьбе, он мягко потянул девушку на себя, попросив Шинву прерваться на пару секунд. Парни старались обращаться с Юной как можно осторожнее, но она была с этим не согласна и снова перехватила инициативу в свои руки. В ней не осталось ничего, кроме животной страсти и желания её удовлетворить. Девушка уперлась в плечи директора, опрокидывая его назад, опустилась на него, самостоятельно направляя член так, чтобы было удобнее на него опуститься. Мужчина положил руки ей на спину, безмолвно призывая наклониться ниже, и когда девушка легка на него, прижавшись грудью, директор опустил ладони на упругие ягодицы, мягко раздвигая их в стороны.
— Подойди ближе, Шинву, — позвал он хриплым голосом.
Юна скребла пальчиками по его груди. Страсти этой невероятной девушки с лихвой хватало на них обоих. На самом деле всё происходило очень быстро, но то ли под действием афродизиака, то ли под общим настроением, у всех троих складывалось ощущение, что они едва двигаются. Как будто они навечно застыли в обжигающем янтаре желания. Ни один из них не хотел прекращать это прекрасное слияние, обрывать связь, образовавшуюся между тремя телами.
Но человеческий организм, к несчастью, несовершенен. Дети кончили слишком уж быстро. Юна дёргалась всем телом, всё ещё инстинктивно сжимая члены своих любовников внутри. Казалось, что она собиралась вот-вот выпасть в обморок от переполнявших её чувств. Франкенштейн с лёгким неудовольствием отодвинул её в сторону, и притянул к себе мальчишку — его закалённое драками тело восстановилось чуть быстрее. Шинву не сразу понял, чего директор от него хочет. Только когда мужчина положил его пальцы на свой член, в глазах мальчишки мелькнуло понимание. Со жгучим любопытством во взгляде, он наклонился к директору и попытался повторить то, что не так давно вытворяла Юна. Франкенштейн одобряюще гладил его спину ладонями, чуть нажимая ногтями, мял ягодицы, осторожно ласкал начавший снова возбуждаться член. Минет давался мальчишке плохо, но он очень старался. Похоже, он воспринимал это как благодарность директору.
— Иди сюда, — позвал Франкенштейн, поднимая мальчишку за плечи.
Тот послушно поднялся на колени и повернулся к директору спиной.
«Надо же, какое отличное действие у препарата», — подивился мужчина, подмечая, что Шинву ведёт себя не менее откровенно, чем Юна. Он точно так же предлагал себя директору, как совсем недавно это делала девушка. Учитывая, что препарат должен был вытащить на поверхность все тайные желания, Шинву предстал перед Франкенштейном в новом свете. Но он решил поразмышлять об этом позже, ведь ему надо было приложить некоторые усилия, чтобы поскорее привести тело мальчишки в готовность к сексу с мужчиной. К счастью, это оказалось сделать довольно легко — юноша чувственно отзывался на каждое прикосновение, двигал бёдрами так, чтобы директору было легче войти, ласкал сам себя, едва слышно шипя от боли.
Немного пришедшая в себя девушка с интересом наблюдала за тем, как мужчины двигаются в одном ритме, и ласкала пальчиками волоски в низу живота. Шинву заметил это и повернулся так, чтобы ей было всё видно. Девушка облизнула пересохшие губы и приподнялась на локтях. Похоже, все трое подумали об одном и том же, и уже через несколько секунд трое снова слились в едином порыве страсти. Шинву отдавался с таким же рвением, с каким брал Юну. А может, даже с большим. Франкенштейн с силой толкался в мальчишку, отмечая, что Юна со своей стороны с силой насаживается на его член. Шинву совсем разомлел и только прижимал девушку к себе всё крепче, пытаясь одновременно выгнуться навстречу директору.
Франкенштейн отметил, что давно уже занятия сексом не были для него действительно настолько приятными и интересными. Определённо, виной всему был искусно изготовленный афродизиак.

Когда действие препарата начало проходить, подростки засомневались в нормальности того, чем совсем недавно так неистово занимались. Но Франкенштейн не переживал. Некоторые сомнения в данной ситуации были вполне естественны. Он и сам пребывал в смешанных чувствах.
Он окликнул детей, когда те уже стояли в дверях, крепко схватившись за руки.
— Надеюсь, что помог вам. Заходите, если что, — с улыбкой сказал директор, не особенно заботясь о том, насколько двусмысленно могли прозвучать его слова.
Вопреки его ожиданиям, подростки радостно заулыбались и энергично покивали.

Если живёшь вот уже несколько сотен лет, то можешь с уверенностью говорить, что знаешь людей. Но это вовсе не значит, что они больше никогда не смогут тебя удивить.

URL
2011-08-07 в 19:40 

На-самом-деле-Гость
В четверг - лиловый носок. С шариком внутри. ©
Автор, браво. Не обращая внимания на незначительные ошибки, получилось замечательно. Получила огромное удовольствие от прочтения, спасибо!
не заказчик

2011-08-07 в 19:44 

На-самом-деле-Гость, благодарю за похвалу.
Если вам не составит труда - укажите на ошибки.

URL
2011-08-07 в 20:01 

На-самом-деле-Гость
В четверг - лиловый носок. С шариком внутри. ©
Ошибки действительно незначительные. Текст в плане грамотности порадовал.
И отлично — значит, на всё согласны из благодарности. Отличное стечение обстоятельств. Отлично, отличное - повторение.
идеально-чистом раздельно.
ведь правда "Правда" в этом смысле всегда выделяется запятыми
с этой девчонкой — Су Юной — Тут лучше "С этой девчонкой, Су Юной, ..."
Почему бы и нет, как говорится? Лучше "Как говорится, почему бы и нет?" Ведь вопрос стоит не к "как говорится".
бардовый румянец "бардовый" - имеющий отношение к бардам. Цвет - "бордовый".
она сразу же смущается, и просит не говорить об этом Запятая ни к чему.
а его смущение и подавно А его смущение - и подавно.
Вы правда поможете Тут "правда" тоже выделяется запятыми.
И, ИМХО, когда Франкенштейн говорит о Рее, Мастер пишется с большой буквы.
Дальше я стесняюсь >////<

2011-08-07 в 20:11 

Автор, спасибо!!! Я вообще не рассчитывала, что заявку кто-то выполнит, а тут вдруг вы и так много!
третий персонаж Франкенштейн
Кто бы ещё это мог быть :-D На самом деле, много кто, но куда ж мы без Франкенштейна.
Действительно наблюдается ООС Франки, но сама заявка именно ООС и подразумевает. Всё же хочется думать о Франки лучше, чем он есть тут )))
И ещё смутило слов "парни" при обобщении Фраки и Шинву. Всё-таки, один из упомянутых точно не парень, а вполне себе вырос из этого обращения.
Но это так, даже не замечание, скорее, впечатление. А исполнение получилось и правда отличное, ваша заслуга. Мораль - "не надо мусорить" (с) )))))

Заказчик.

URL
2011-08-07 в 20:35 

На-самом-деле-Гость, спасибо большое. К сожалению, здесь текст поправить уже не могу, но вы мне очень помогли.
По поводу "бардового" - это досадная опечатка, на самом деле))
И по поводу Мастера - действительно, в фанфике, который я пишу сейчас, Мастер прописан именно так, и я даже удивился, когда здесь оказалось не так. Вот что значит не перечитать перед выкладкой.
Надеюсь, что не выгляжу безграмотным неучем в ваших глазах.
А почему стесняетесь?

Заказчик, на самом деле по поводу третьего персонажа у меня было много мыслей. Например, одним из кандидатов был М-21.
Но в конце концов я остановился всё-таки на Франкенштейне, потому что мне показалось, что ему ребята должны доверять больше всех.
А по поводу его далеко не ангельского ООС-ного характера - это почти мой личный кинк. Прошу прощения, если это подпортило вам впечатление.
В принципе, мне кажется, что фанфик без ООС вообще может написать только автор канона, а у остальных всё рано будет своё видение персонажей.
Но это лирика на самом деле, и я всё равно, наверное, малость перегнул палку.
И ещё смутило слов "парни" при обобщении Фраки и Шинву.
На самом деле это, скорее, снова разница восприятий - для меня слово "парень" обозначает существо мужского пола любого возраста.
А как вы считаете, каким словом можно было бы их обобщить?
Очень рад, что вам понравилось, спасибо за отличную идею)

URL
2011-08-07 в 20:54 

На-самом-деле-Гость
В четверг - лиловый носок. С шариком внутри. ©
Автор
выгляжу безграмотным неучем Напротив, вы выгодно выделяетесь ^_^ (<-- обитательница безграмотного окружения)
А почему стесняетесь? Всегда стесняюсь бетить НЦу V_V Во всяком случае, во всеуслышание.
Открывайтесь, а то нас скоро во флудильню погонят ~_^
Кстати, можно откорректировать текст и очень попросить модератора заменить. Я так сделала один раз)

2011-08-07 в 20:57 

На-самом-деле-Гость, откроюсь в умыл, если настаиваете. И/или согласитесь отбетить и НЦу тоже.
А почему флуд, ведь мы текст обсуждаем, а не посторонние вопросы?

URL
2011-08-08 в 00:17 

Автор.
Но в конце концов я остановился всё-таки на Франкенштейне, потому что мне показалось, что ему ребята должны доверять больше всех.
Вы правы, это был хороший выбор.
А по поводу его далеко не ангельского ООС-ного характера - это почти мой личный кинк. Прошу прощения, если это подпортило вам впечатление.
Ничего оно мне не подпортило, это один из вариантов внутреннего мира Франки даже в фандоме. Встречала я уже что-то похожее. А что там у него творится, знает только автор канона, так что допускать можно абсолютно всё. Такой вариант его характера не выбивается за рамки моего представления, несмотря на то, что я хочу думать о нём чуточку лучше. Так что ничего не подпорчено.
На самом деле это, скорее, снова разница восприятий - для меня слово "парень" обозначает существо мужского пола любого возраста.
Да, разница восприятия. 50-летнего мужчину я бы к парням не отнесла. Но это ваш текст и ваше, авторское восприятие.
Так, мне кажется, мы не поняли друг друга. Начнём сначала. Мне текст понравился. Я считаю, что заявка выполнена и выполнена очень хорошо. ООС тут изначально так и задумывался, иначе никак. Поэтому ни по поводу ООС, ни по поводу чего-то другого я претензий не предъявляю. Тем более, не собираюсь придраться к вашим формулировкам и словам. Я сторонник того, что автор всегда лучше знает про свой текст, поэтому никого не правлю. Как бы я написала - это не тот вопрос. Писала-то не я. И в случае с парнями это я скорее поделилась своим впечатлением. Вам же должно быть интересно впечатление читателей. Если нет, прошу прощения, зря я тогда.
Но вам в плюс ещё и то, что вы верно поняли, чего хотел заказчик. Заказчик хотел почитать про первый раз юноши и девушки, которые только открывают свою сексуальность, чувственность, понимают друг друга через эту сторону взаимоотношений, как они делают эти шаги. Что они сами про себя узнают в процессе, а узнать в такой ситуации можно много всего удивительного. Вон как раскрылась у вас Юна )))) Понравилась последняя строчка, про то, что люди не перестают удивлять. Но тут и Франки, которому уже несколько веков и который думал, что знает про себя уже всё, тоже сам себя удивил, что порадовало.
В общем, суть вы ухватили, честь вам и хвала! :red:

Заказчик.

URL
2011-08-08 в 00:43 

Заказчик, да я вроде бы тоже не в претензии. То, что вам понравилось, я понял, и то, что мы друг друга не поняли - не думал.
Может, я как-то выразился не так...
А про "парней" я на полном серьёзе спросил вообще-то. Действительно просто не представляю, каким словом можно обобщить 15-летнего мальчика и мужчину, который живёт вот уже несколько столетий.
И эээ...
Я немного растерян)
Создалось впечатление, что я вас в чём-то обвинил?
Ещё раз прошу прощения за возникшее недопонимание.

URL
2011-08-08 в 00:59 

Автор
Нет-нет, ни в чём. Это заказчик просто порой категорично формулирует мысли ))))) Забыли.
А про "парней" я на полном серьёзе спросил вообще-то. Действительно просто не представляю, каким словом можно обобщить 15-летнего мальчика и мужчину, который живёт вот уже несколько столетий.
В данном случае - любовники? Как вариант. Или без обобщения, всё же их разделять.

Заказчик.

URL
2011-08-08 в 11:28 

На-самом-деле-Гость
В четверг - лиловый носок. С шариком внутри. ©
Хорошо, Автор, если не желаете раскрыться, я проверила до конца:
Хотя, конечно же, у него и мысли такой не возникло бы. "Бы" было бы нужно, если бы подобная ситуация не возникла, т.е. если бы подростки не устроились на его диване. А так "бы" лишнее.
но то ли под действием афродизиака но, то ли под...
Со жгучим любопытством во взгляде, он наклонился Лишняя запятая.
это оказалось сделать довольно легко — юноша Лучше двоеточие вместо тире.
все трое подумали об одном и том же, и уже через несколько секунд трое снова трое, трое — повторение.
Вроде бы, всё.

2011-08-08 в 11:57 

На-самом-деле-Гость, большое вам спасибо.

URL
2011-08-08 в 15:59 

Скифа
Не нервируйте меня, мне уже трупы девать некуда!
Хм... Очень большое хммм... Текст вкусный и достаточно обоснуйный (ООС тут мы не считаем), так что прочитала с удовольствием, хотя сама сцена секса и вышла очень уж... деловитой что ли? Как сазали бы некоторые "Не встало" (с), но не смотря на это исполнение хорошее

2011-08-08 в 16:09 

Скифа
сама сцена секса и вышла очень уж... деловитой что ли?
Да, моя промашка. Не удалось мне избавиться от некоторой сухости несмотря на то, что переписывал текст два раза.
Спасибо за комментарий.

URL
   

Noblesse Kink Fest

главная